kostyad (kostyad) wrote in cinik_ru,
kostyad
kostyad
cinik_ru

Categories:

Генералу ФСБ лучше знать, с чего начиналась родина

Оригинал взят у kostyad в Генералу ФСБ лучше знать, с чего начиналась родина
Оригинал взят у bashne_net в Генералу ФСБ лучше знать, с чего начиналась родина

Александр Макаров. Фотография – Карповка

Комитет по охране памятников правительства Петербурга решительно настаивает на уничтожении исторических объектов, которые решением суда взяты под государственную охрану

«Газпром», который сегодня владеет Охтинским мысом, предпочел комментировать эту новость не сам, а устами главы смольнинского комитета по охране памятников — генерала ФСБ Александра Макарова, который тут же объявил, что его комитет застройку мыса все равно разрешит.


Скорострельный ответ градозащитников не впечатлил. Они возразили, что готовы к новым судам. И намерены потребовать отставки Макарова, начав сбор подписей прямо на улицах города.

Статус «достопримечательного места» не препятствовал застройке мыса. Потому именно его продавливал Общественно-деловой центр (ОДЦ) «Охта» (газпромовское подразделение). Кто бы поверил, что петербуржцы Ольга Андронова, Павел Шапчиц и адвокат Шамиль Ахаев в суде добьются отмены распоряжения КГИОПа от 5 марта 2012 года, которым крепость Ниеншанц исключалась из списка вновь выявленных объектов культурного наследия, а Охтинский мыс объявлялся памятным местом регионального значения.

То распоряжение основывалось на акте историко-культурной экспертизы, проведенной в 2011 году на средства «Газпрома». Ее авторы (ни один из которых не был ни археологом, ни петербуржцем) отрицали возможность музеефикации фортификационных сооружений Ниеншанца и Ландскроны и не признавали ни существования новгородского городища времен Александра Невского, ни наличия на Охтинском мысу стоянок эпохи неолита.

Предлагалось сохранить лишь Карлов бастион Ниеншанца. Все остальное, по мнению экспертов, ценности не представляло.

В октябре 2011 года Совет по сохранению культурного наследия Санкт-Петербурга не оставил от этой экспертизы камня на камне, единогласно назвав ее выводы — ложными, а саму экспертизу — некомпетентной. Выяснилось, что эксперты посетили участок на Охтинском мысу только один раз — 31 августа 2011 года, в день подписания своего заключения.

Однако переждав полгода, КГИОП лжеэкспертизу согласовал и осчастливил Охтинский мыс статусом «достопримечательного места». Градозащитники обратились в суд, где и выяснились многие пикантные подробности: к примеру, ответы эксперта Лагунина на вопросы Андроновой и Шапчица были подготовлены… на компьютере юриста ОДЦ «Охта» (что прямо следовало из реквизитов представленного файла). В тесной связи газпромовцев, нанятых ими экспертов и чиновников Смольного никто и раньше не сомневался, но чтобы так…

Меж тем в КГИОПе уже было подготовлено распоряжение «О режимах использования достопримечательного места». 7 июня на совещании о судьбе Охтинского мыса Александр Макаров призывал разрешить застройку, потому что «надо поддержать губернатора», к которому, мол, по этому поводу два раза в неделю ходят представители «Газпрома».

Решением Куйбышевского суда памятникам Охтинского мыса возвращена государственная защита. По закону археологические памятники автоматически являются федеральными: никакого «регионального достопримечательного места» в законе не предусмотрено. Теперь надо проводить новую историко-культурную экспертизу и по ее итогам принимать решение о включении памятников в реестр. И только после этого можно устанавливать режим использования Охтинского мыса. Ясно одно — никакой застройки до новой экспертизы и нового статуса территории быть не может.

По всей видимости, именно этот очевидный путь оказался личной катастрофой для «Газпрома» и блюдущих его интересы смольнинских чиновников.

После того как суд дезавуировал газпромовскую лжеэкспертизу и отменил незаконное распоряжение КГИОПа от 5 марта 2012 года, глава комитета провел очередную разведку боем — генерал заявил журналистам, что намерен в ближайшие дни подписать распоряжение о режимах использования «достопримечательного места», допускающее появление на Охтинском мысу жилой застройки с высотной доминантой в 63 метра и 48-метровой высотой «фоновой застройки».

Памятники археологии Макаров обещал «музеефицировать». Только тут есть своя генеральская хитрость. По мнению живущего в координатах то ли революционного, то ли коррупционного правосознания генерала, под памятниками следует понимать лишь расположенный на краю Охтинского мыса и не мешающий застройке Карлов бастион. И плевать на решение Куйбышевского суда от 17 июня, которое признает на Охтинском мысу целый ряд уникальных археологических памятников (наличие их еще в 2010 году подтвердила судебная экспертиза).

Градозащитники вспомнили о 243 статье УК РФ: уничтожение или повреждение памятников истории и культуры карается лишением свободы на срок до пяти лет.

И заявили о намерении добиваться отставки главы КГИОПа, если распоряжение, дающее зеленый свет застройке, будет подписано. Генералу напомнили и об уголовной ответственности за должностной подлог.

И это не первый подлог в истории охтинского противостояния. 13 июня археологи Института материальной культуры уличили подчиненного Макарова, главного специалиста КГИОПа Константина Плоткина, давшего свое заключение по Охтинскому мысу на основании им же фальсифицированного плана.

Вошедший в официальный документ план оказался перерисован с плана копавшего Охтинский мыс археолога Петра Сорокина, но с плана предварительного, сделанного в самом начале раскопок, когда и Сорокину не было известно о том, что в толще грунта сохранились не только валы и рвы шведских Ниеншанца (XVII–XVIII вв.) и Ландскроны (1300–1301 гг.), но и выложенный по своему ложу берестой ров предшествовавшей Ландскроне древнерусской крепостцы. В средневековом новгородском синодике Борисоглебской церкви в Плотниках находим ее имя: «…и у Венца избиенных от немецъ при князе Андреи» (немцы — шведские рыцари, а Андрей — сын Александра Невского, в 1301-м разрушивший Ландскрону, за год возведенную римскими мастерами на месте Венца).

Венец — самая северная и еще не изученная археологами новгородская крепость XII века. Но «Газпром» (с подачи Плоткина) приговорил к казни и ее, и 20 тысяч квадратных метров неолитических стоянок, существование которых КГИОП не признает.

При этом в распоряжении последнего вся серия археологических планов охтинских раскопок.

Ошибка или некомпетентность?.. Увы, ни одна из двух этих версий не проходит: Плоткин в прошлом сам археолог. Однако его коллеги помнят, как двадцать лет назад, работая в Пскове, он дал заключение об отсутствии культурного слоя на древнем дворе Подзноевых и разрешил застройку участка. А в 2008 году псковские археологи обнаружили там несколько камерных погребений X века с бесценными сокровищами. Эту историю рассказала «Новая газета» 21 апреля 2011 (московский выпуск). А потому никто не удивляется, когда Плоткин утверждает, что никаких иных памятников, кроме остатков Ниеншанца, на Охтинском мысу нет. Неолитические стоянки (найдено двадцать тысяч артефактов!) и двадцать шесть тысяч квадратных метров неисследованного культурного слоя называет «мифом», а укрепления новгородцев — «сточной канавой».

Вся кампания, которую вели КГИОП и «Газпром» против исторического наследия Петербурга, оказалась соткана из ошибок и туфты. А значит, назрела проверка смольнинско-газпромовского тандема на наличие коррупционной составляющей.

Да и то, что новое решение КГИОПа, которым грозит отставной генерал ГБ, будет немедленно обжаловано в суде, не вызывает сомнений.

Перспективы этого дела для КГИОПа и «Газпрома» достаточно пессимистичны. Как известно, решением питерского управления Федеральной антимонопольной службы от 28 мая было установлено, что территория Охтинского мыса была приобретена ОДЦ «Охта» с грубым нарушением законодательства. В августе 2009 года тогдашний зампред КУГИ Вероника Бобровская (ныне работающая в Москве) подписала соглашение об объединении шести земельных участков общей площадью 11 тысяч кв. метров, принадлежащих городу, с участком, принадлежащим ОДЦ «Охта». И подписала незаконно — не имея на то полномочий и без соответствующего решения КУГИ. После чего газпромовцы столь же незаконно получили право выкупить «объединенную» территорию Охтинского мыса без торгов, причем по кадастровой, а не по рыночной стоимости.

В свое время, как рассказывала «Новая газета», в рамках целевой программы строительства «Охта-центра» город выделил на строительство 4,4 млрд рублей, а после отказа городских властей финансировать стройку «Газоскреба» в питерскую казну вернулись только 2,9 млрд рублей. Должен ли город делать «Газпрому» такие «подарки»?

Решение УФАС означает, что можно ставить вопрос о возвращении городу Охтинского мыса. А после говорить о создании на нем археологического парка и музея. И о возврате 1,5 млрд рублей, которые ОДЦ «Охта» получил из бюджета Петербурга.

Сегодня губернатор Петербурга генерал Полтавченко должен решить, кем он хочет остаться в истории нашего города и России: человеком, сохранившим уникальные памятники Охтинского мыса, или человеком, благословившим их уничтожение.

Борис Вишневский. Андрей Чернов

Источник – Новая газета
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments