timur_nechaev77 (timur_nechaev77) wrote in cinik_ru,
timur_nechaev77
timur_nechaev77
cinik_ru

Categories:

Хороший герой - мёртвый герой



asnecto пишет: Смотрели с киндером «Чапаева» и как-то пришло в голову, что ведь из знакомых с детства героев революции почти никто не выжил. Кто в канонической «обойме» народных героев?



Щорс, Чапаев, Пархоменко, Котовский, Буденный, Железняк. За исключением Буденного все погибли. Кого еще можно вспомнить? Больше никто на ум не приходит. Ворошилова, по-моему, больше пытались раскрутить уже в советское время.



Как-то о его подвигах мало известно. Хотя могу ошибаться. Та же история со «старыми», дореволюционными большевиками-революционерами – тоже мало кто дожил. В лучшем случае погибли, как Бауман. С остальными все печальнее… Так вот думаю себе – потеря ли это была для молодого советского государства или нет? Потеря ли это была для пропаганды, для строительства образа новой страны? Или наоборот – смерть героев революции придавала их образу и образу революции романтический шарм? Не могу решить для себя. Как думаете?

P.S.
Отвечу на вопрос asnecto. Пока герой жив, он сырой материал, для мифологии непригодный. Герой должен быть мертв, тогда он годиться для изготовления мифов. Любой мифологии нужны мертвецы, погибшие насильственной смертью. Если мертвецов с нужными качествами не оказывается, тогда их придумывают, вместе с биографией - от рождения до героической смерти.



В этом смысле, герои-революционеры более реалистичные персонажи, чем герои-святые, хотя роли у них примерно одинаковые. О влиянии мифов (про мертвых героев) на мировоззрение рассуждает протоиерей Андрей Ткачев: "Если потенциальный революционер будет читать порножурналы или практические рекомендации по черной магии, то никогда ему не стать настоящим революционером, а разве что крысой и предателем?



Придешь к власти, станешь лить чужую кровушку без меры и жалости, и найдут у тебя после твоего уже расстрела целый шкаф с секс-игрушками. Таким «пламенным сыном революции» был, к примеру, Генрих Ягода. Да и только ли он один? А вот, к примеру, Че Гевара больше всего любил книгу Фурманова «Чапаев», Полевого - «Повесть о настоящем человеке» и Островского - «Как закалялась сталь». О чем вам говорит этот перечень?



Не кажется ли вам, что любимая Че Геварой литература есть некий аналог Житий святых, только в атеистической редакции? Кто такие Маресьев, Чапаев и Корчагин, как не мученики советской эпохи? А что еще так разгорячает и без того горячий дух, как описание страданий мучеников? Мне неизвестна духовная история жизни Че.



Читал ли он Евангелие? Восторгался ли кем-то из христианских святых? Или наоборот, дышал ненавистью ко всему церковному, как к символу поддержки существующих режимов? Не знаю. Знаю, что в случае восхищенности Иисусом Христом, Его жертвенностью, праведностью, прямотой, чистотой не Маресьев, и не Павка Корчагин, и не Василий Иванович с Петькой и Анкой стали бы его кумирами".


.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments