kostyad (kostyad) wrote in cinik_ru,
kostyad
kostyad
cinik_ru

АККАБАДОРА - ЖРИЦА СМЕРТИ. Часть II-я

Оригинал взят у 555russarda в АККАБАДОРА - ЖРИЦА СМЕРТИ. Часть II-я
P1140776

http://555russarda.livejournal.com/43720.html часть I-я

В небольшом сардинском городке Лурас (Luras) (север Сардинии) есть очень любопытный этнографический музей. Его хозяин Пьер Джиакомо Пала, человек увлеченный, с юношества собирает вещи и документы, отображающие быт и культуру Сардинии. Среди множества предметов пастушечье-крестьянского обихода есть один на вид не примечательный, но очень ценный экспонат: небольшой, отполированный временем «молоточек». Сделан он из цельного куска дикого оливкового дерева. Практически, это обрубок довольно толстого сука с веткой. Его короткая ручка и мощная верхняя часть позволяют выполнить тяжелый удар. Это и есть «орудие труда» женщины-аккабадора (accabadora от испанского «acabar» – заканчивать), на сегодняшний день единственное материальное свидетельство существования на Сардинии древнего обычая эвтаназии. Не один год Пьер Джиакомо искал свой главный экспонат, расспрашивая старожилов, обращаясь к родственникам возможных аккабадор, пока совершенно случайно не обнаружил его на старом заброшенном хуторе, где он был тщательно упрятан бывшей хозяйкой в щель между камнями в кладке полуразрушенной стены и там забыт.

Осторожно, под катом материал не рекомендованный впечатлительным.

Дренегреческий историк Тимео из Сиракуз в 3 веке до н.э. упомянул в своих трудах о жестоких нравах, бытовавших на Сардинии. Больных и немощных стариков, которые не могли больше делать вклад в жизнь собственного племени, сбрасывали в пропасть. Ритуал выполнялся с большими почестями. И сами жертвы, и их родственники встречали смерть.... смехом. Громкий и показной ритуальный смех сквозь слезы сопровождал переход из небытия в новую жизнь, превращал смерть в новое рождение. Был он одновременно и очищающим для тех, кто совершал убийство. Существует гипотеза, что именно отсюда берет свое начало выражение «сардонический смех». Не исключено, что с приходом христианства этот жестокий языческий ритуал трансформировался в своеобразную «эвтаназию по-сардински», а исполнять его стали «жрицы смерти» - аккабадоры.
Можно догадываться, что обычай существовал испокон веков, хотя первое упоминание о нем появилось сравнительно недавно: в 1832 году в работах сардинского ученого Витторио Анджиус. Удивительно то, что христианская церковь, не принимающая эвтаназию, почти 2 тысячи лет сосуществовала рядом с таким «варварством». Во многом, благодаря омерта’. Это слово сложно перевести на русский. Скорее, даже не слово, а понятие, один из моральных устоев итальянцев - «все знают, и все молчат». Что-то вроде общинного морального кодекса, благодаря которому обычай эвтаназии так и остался малоизученным, но и сохранялся столь длительное время, особенно в северной гористой части Сардинии, где до сих пор еще живут по законам общины. Интерес к нему стал особенно проявляться учеными-этнографами только в последнее время, когда очевидцев, увы, осталось мало. Надо отметить, что об этом персонаже и сегодня сарды говорят неохотно. Последние два документально подтвержденных случая, когда аккабадора исполнила свою миссию произошли в 1929 году в вышеупомянутом городке Лурас и в 1952 году в Оргозоло. Карабинеры в рапорте о случившемся особо подчеркнули, что родственники дали свое согласие на умерщвление.

Так кто же она аккабадора? Несущая смерть или та, что облегчает страдания?
Она приходила в дом, где был умирающий, и была всегда только званым «гостем», переступала порог для исполнения своей миссии исключительно по просьбе родственников или, в редких случаях, по просьбе самого умирающего. Она укорачивала агонию коротким, сильным и точным ударом молоточка по голове, а иногда просто положив подушку или ладонь на лицо.
Иполняли ритуал исключительно женщины. Они же нередко были в общине и повивальными бабками, своеобразными земными сопровождающими рождение и смерть человека. Но чаще всего эту роль брали на себя женщины из очень бедной семьи, вдовы, оставшиеся без кормильца. Община негласно брала аккабадору на содержание. По праздникам, после забоя скота или сбора урожая, немного хлеба, мяса и прочих продуктов непременно передавалось аккабадоре. Несмотря на это, отношение к ней в общине было всегда неоднозначным. Ее сторонились, опасались и по возможности избегали с ней общения.
По рассказам старожилов этнографам удалось установить как именно происходил ритуал. Семья, в которой имелся терминальный, агонирующий больной, созывала совет. На семейном совете решалось прибегать или нет к помощи аккабадоры. В редких случаях, если больной был в сознании, спрашивали и его мнения. После полученного согласия всей семьи, под подушку больного клали выполненное в миниатюре деревянное ярмо, как символ привязанности человека к земле. Три дня оно должно было пролежать в изголовье больного. Если в течение этого времени не происходило улучшений и не наступала смерть, из комнаты больного выносили все, что каким-либо образом было привязано к религии: изображения святых, четки, святую воду, снимали нательный крест, и в дом приходила аккабадора...

Существуют ли «жрицы смерти» сегодня? Возможно. Директор музея Пьер Джакомо Пала рассказывает, что в 2003 году, к нему обратился священник, который поведал о старушке, явившейся на исповедь. «Падре, я должна исповедоваться. Я женщина, которая помогает умереть», - выпалила она. Священник остолбенел и, по его словам, не мог выговорить ни слова. Она стала быстро рассказывать, потом искать оправдания, промолвив: “Меня послал на это Бог”. Когда священник пришел немного в себя и начал расспрашивать подробности, она отсекла все его попытки и быстро удалилась.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment