Некто (asnecto) wrote in cinik_ru,
Некто
asnecto
cinik_ru

Почти святое чудо

Оригинал взят у vit_rв Почти святое чудо
Как предупреждал.

Стоящий под катом текст с первых же строк может оскорбить людей с ранимым религиозным чувством, болезненным патриотизмом и просто идиотов.

Почти святое чудо



Отец Никодим
как раз заканчивал с чревоугодием
и готовился перейти к прелюбодеянию,
как почувствовал, что что-то надвигается.
Он не сбавил темп,
не понизил голос
(всё-таки не первый год на важном посту),
но его ладони сразу вспотели,
а маленькие внимательные глазки
впились
в левый угол храма,
где стояла группа солидных мужчин,
окружённых плотным кольцом телохранителей.


Он не ошибся.
Произошло какое-то шевелеление,
стена чёрных плечистых костюмов раздвинулась
и оттуда появился
пухлый приземистый человек
с дымящимся портфелем.


- Извините!..
Прошу прощения! Мне нужно пройти...
Извините за беспокойство,
не могли бы вы подвинуться?..
Большое спасибо...
Разрешите Вас побеспокоить...


Народ оборачивался
и тут же расступался,
образуя широкий проход.
По нему
к алтарю
двигалась
классическая еврейская морда.
К морде прилагались:
большой нос,
пухлые губы,
кривые ноги,
толстый живот
и загадочным образом
очень хорошо сидевший на всём этом
строгий костюм,
дополненный дорогими очками
в золотой оправе.


Отец Никодим
кое-как закончил фразу
об ответственности подрастающего поколения
и замолчал,
всем своим видом стараясь показать,
что
ничего особенного не случилось.
Инструкции на данный счёт не было,
так что происходило
на самом деле
что-то важное.


В толпе тоже случайных людей не было.
Все знали,
где они находятся,
и кто
скромно и незаметно
стоит
в левом углу
перед входом.
Дымящийся портфель был,
конечно,
вещью не совсем уместной,
и народ вполголоса перешёптывался.


- Что это за жид?


- Балда!
Это же сам Канцельсон.
Приятель Министра Обороны.


- Да-да.
Старый знакомый.
Ещё с тех времён.


- Погонщик татжикских мулов.


- Да что ты вообще слышал?
Рекламу помнишь:
Русские богатыри
через моря и леса,
горы и овраги,
доставят всего за сутки
стиральную машину или шкаф,
рояль или сейф,
жирафа или слона
в любую точку города и области.
Любой вес,
любой этаж.


- А-а-а.


- Понял?
Мебель просто продать мало,
надо ещё и доставить.


- Или даже собрать!


- Да.
Не абы-кто,
а друзья.
Можно сказать,
почти братья.


Канцельсон тем временем
пробрался вперёд,
осмотрелся,
взмахом пухлой руки
отодвинул подальше
группу армянских строительных магнатов,
поставил портфель,
вытянул руку
и,
оттопырив большой палец,
начал прикидывать
место под что-то большое
на полу храма.

Потом он тяжело, с чувством, вздохнул,
пожал плечами,
грустным голосом пробормотал:


- Да, конечно.
Так ничего не получится, - и наклонился к портфелю.


Продемонстрировав собравшимся
свой жирный зад
и немножко покопавшись внутри,
он что-то достал оттуда
и повернулся к алтарю.
Отец Никодим инстинктивно выпрямился,
расправил плечи
и попытался подобрать живот.


- Извините,
что Вас беспокою,
но,
к сожалению,
мне нужна помощь.


- Да-да, -
быстро ответил Отец Никодим,
уже спускаясь с амвона.


В протянутой руке
оказался небольшой кусок
розоватого мела.
Отец Никодим взял его
и поднял недоумённый взгляд на Канцельсона.


Поблёскивая очками,
и расплывшись в широченной улыбке,
тот извиняющимся голосом
ответил:


- Очень не хотелось Вас беспокоить,
но для вызова
нужна достаточно большая площадь.
Я могу немножко повернуть её,
но всё равно целиком не влезает,
а соваться в Ваши пределы
мне не хочется.
Извольте,
пожалуйста,
написать одно слово
вот на той колонне.
Примерно на такой высоте,
сантиметров пятнадцать
от левого края.


Отец Никодим нервно кашлянул.


- Извините,
ивритскому алфавиту не обучен.


- Ничего,
ничего, -
лучезарно улыбнулся Канцельсон.
- Язык не важен.
Любое слово из трёх букв.
Пожалуйста...
Я бы сам не решился,
но вот для
Сергея Дмитриевича...
Очень прошу.


- Понимаю, -
Отец Никодим кивнул,
подошёл к колонне
и заскрипел мелом,
после чего отодвинулся
и,
стараясь сохранять приличествующее сану достоинство,
спросил:


- Так хорошо?


Канцельсон пожал плечами.


- В принципе можно было написать «Бог»...
Ну ладно,
главное - гласная посредине,
она всё удержит.


Расстегнув пиджак и присев на корточки
он начал выводить какие-то знаки на полу.
Потом вскочил,
бодро насвистывая,
подошёл к левой стене,
где опять присел
и занялся своим делом.


Стоящий неподалёку
главный редактор
того самого
телеканала
больно ткнул локтём в бок оператора.


- Мишка,
ты снимаешь?


- Снимаю,
снимаю... -
промурлыкал оператор,
плавно ведя камеру по лицам
заворожено наблюдавших
за действиями Канцельсона
прихожан.


- Смотри у меня,
чтоб чего лишнего не попало.
Запись только режиссёру.
И чтоб потом всё уничтожил!


- Не учи отца е... -
протяжно начал оператор,
потом запнулся,
выключил камеру
и уже нормальным голосом сказал:


- Геннадий Семёнович,
не первый год замужем.
Всё знаю,
всё сделаю.
Вы бы не отвлекали:
мешаете же.
Лучше за Светкой посмотрите,
вон как в микрофон вцепилась -
сейчас проглотит.


Главный редактор повернулся к популярной телеведущей,
выругался сквозь зубы
и решительной рукой
микрофон отобрал.


- Дура!
Идиотка!
Как ты только на телевидение попала!..


Переведя дыхание
и оторвавшись от смелого декольте,
небрежно прикрытого полупрозрачным платком,
главный редактор продолжил:


- Хватит здесь торчать.
Бегом на улицу!
Звонишь Иванычу,
срочно вызываешь,
и рассказываешь,
что произошло.
Нет!
Рассказывать ничего не пытайся,
просто скажи,
что я приказал.
И ждёшь его...
Так...
Ещё позвони своим болванам
и скажи,
чтоб приезжали.
И чтоб были тут до Иваныча!
Он даст все инструкции,
потом бегом в Интернет.
Поняла?


- Да.


- Повтори!


- Звоню Иванычу,
говорю,
чтобы он приезжал.


- Чтобы
срочно
приезжал.


- Чтобы срочно приезжал.
Потом вызываю
Вадика, Свету Маленькую, Олю и Мишу.


- Угу.
И добавь,
что голову сниму,
если опять опоздают.
Иди.


- Да, -
Света
испуганно вжала плечи
и,
стараясь сильно не вилять задом,
зацокала каблуками
по направлению к двери.


***



Сначала ничего не происходило.
Нарисованные Канцельсоном
надписи не запылали,
в воздухе свечения не возникло,
да и пахло только гарью
и жжёнными тряпками.


Довольный Канцельсон,
заложив руки в карманы
и широко расставив ноги,
стоял
у дымящегося портфеля
и всем своим видом показывал,
что собравшихся не разочарует.
И на самом деле
минут через пять
в маленьком кругу в самом центре
выросла чёрная дыра.
Через секунду оттуда
появилась голова
молодого кучерявого мужика.


Незнакомец
посмотрел на Канцельсона
и спросил:


- Какого чёрта?


- Тс-с-с, -
театрально прижав
короткий палец
к пухлым губам,
Канцельсон
кивнул в сторону Отца Никодима.


Гость
посмотрел наверх,
присвистнул
и вылез до половины.


Он одёрнул пиджак,
поправил галстук
и, положив руки на край ямы,
сказал Отцу Никодиму:


- Извините,
не хотел.


Тот пробормотал:


- Ничего, ничего.
Э-э-э...
Я всё понимаю.


Гость
провернул голову,
обвёл взглядом толпящихся за чертой прихожан,
устало вздохнул
и раздражённо произнёс:


- Да-да.


Он закрыл глаза,
сосредоточился...
На его голове медленно выросли
два больших коровьих рога.


Народ отшатнулся немного подальше,
но повеселел.


Ещё раз вздохнув,
мужчина повернулся к Канцельсону
и стоявшим за его спиной
важным персонам.


- Ну рассказывай,
что случилось
и почему так срочно?


- Только что получили информацию.
Голдман Сакс
собирается уронить курс на целых двадцать баксов.


- Пётр Иванович,
у нас с Вами,
конечно,
договор,
но,
поймите,
возможности мои тоже ограничены.
Всё-таки
Голдман Сакс
и... -
гость многозначительно замолчал.


Канцельсон развёл руками:


- А что я могу поделать?
У нас уже десять -
и бюджет рухнет.
Очень нужно.
Хотя бы на два месяца.


- На два месяца...
На два месяца... -
пробормотал гость,
чего-то прикидывая в уме,
потом криво усмехнулся
и сказал:


- Ладно!
Прейскурант знаешь.
Плюс пятнадцать процентов к тарифу.


Канцельсон услужливо кивнул:


- Да,
конечно.
Всё как договорились.
Вот,
люди поручатся, -
и он указал на стоявших рядом с ним министров.


Чёрт
прикрыл один глаз,
наклонил голову и
смерил тех оценивающим взглядом.


- Ну что,
братва!
За базар отвечаете?


Министр Науки и Образования
машинально перекрестился,
потом ойкнул
и прикрыл рот рукой.


Чёрт осуждающе покачал головой.


- Могу подписать кровью, -
выпалил министр.


Чёрт презрительно фыркнул и ответил:


- Спасибо,
обойдусь.


Он кивнул Канцельсону
и спросил:


- Сёме чего-нибудь передать?


- Нет спасибо, -
Канцельсон широко улыбнулся.
- Только на прошлой неделе с ним беседовал.
Разве что,
большой привет.


- Ну тогда,
Пётр Иванович,
уважаемые господа,
желаю здравствовать.


Чёрт повернулся
к Отцу Никодиму,
слегка поклонился
и сказал:


- Извините за беспокойство.
Сами понимаете,
дело такой важности.
Надеюсь,
не сильно помешал.
Так что разрешите откланяться.


- Да-да.
До свидания, -
рассеяно ответил Отец Никодим.


Чёрт нырнул вниз,
дыра затянулась.
В тишине раздался чей-то злой шёпот:


- А чего ты хотел?
У евреев везде родственники.


Канцельсон поднял портфель
и кивнул Отцу Никодиму.


Тот быстро
стёр мел
рукавом рясы,
отошёл на приличествующее место,
набрал в грудь побольше воздуха
и под сводами зазвучал его мощный бас:


- Возлюбленные мои братья и сёстры...

***



- Аналитики ожидают,
что резкий подъём цен на энергоноситили
и приближающийся холодный фронт
ударят по карману жителей
северной и центральной Европы,
как раз в это время
вынужденных
усиленно отапливать свои
жилища.
А сейчас
мы посмотрим репортаж
о замечательном событии,
произошедшем в нашем городе, -
молодой диктор сложил листки и повернулся к экрану.
- Здравствуйте,
мы Вас слушаем.


Солидный мужчина
с благородной сединой
слегка кивнул
и густым приятным баритоном начал:


- Уважаемые
дамы и господа!
Сегодня в храме Святой Екатерины
во время молебна о
ниспослании
благополучия нашей
любимой стране
произошло замечательное событие.
Можно даже сказать,
почти святое чудо.
Совершенно случайно
среди молящихся
оказался и
Сергей Дмитриевич Тупов.
К счастью,
нам удалось перехватить его
на выходе после службы
и он согласился
выделить десять минут на интервью.


Камера отодвинулась,
подобострастно захватив в кадр собеседника.


- Чудо,
произошедшее сегодня в храме,
большое и знаковое,
поэтому,
Сергей Дмитриевич,
мой первый вопрос
о том,
какую роль играет вера в жизни простого, обычного человека?..

Март 2012, тамбур скорого поезда Базель - Берлин





Возможно текст ещё будет дорихтовываться. Сейчас я ни ошибки, ни слабые места уже не воспринимаю. На всякий случай вставлю блок репоста. Хотя, конечно, советую не забывать про инквизицию.







Ботов и прочих желающих сообщить мне гадость или побеседовать об Истином Положении Вещей сразу предупреждаю, что, если эта ценная критика не относится к стилистике, грамматике или структуре сюжета, то Ваши усилия абсолютно бесполезны. Сделайте хотя бы не хуже, тогда и поговорим.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments