timur_nechaev77 (timur_nechaev77) wrote in cinik_ru,
timur_nechaev77
timur_nechaev77
cinik_ru

Детство золотое

Это только прошлого след, ведь оно прошло,
Мама в световом столпе, от нее тепло,
Много разных вывесок по слогам в шесть лет,
Нету больше Фигельской там, где лежит мой дед.

Д. Мельников




Пара ностальгических воспоминаний о детстве золотом; первое от православного patriarhkirill, второе от атеиста distant_outpost.
Пишет Кирилл Гундяев: "Я вспоминаю свою семью, родителей, которые были блокадниками. Память о блокаде, об этом страшном голоде всегда сопровождала нашу жизнь.



Может быть, тот факт, что я родился в семье блокадников, во многом сформировал и мою личность, мое отношение к материальным благам. Мама меня всегда учила: «Ты обязан все доедать, никогда не оставляй ничего на тарелке, тогда, в блокаду, мы ценили каждую крупицу хлеба».



Надо сказать, что в 15 лет, еще в школе, я пошел работать, чтобы освободить родителей от попечения о себе. И тогда я жил на один рубль в день. Было трудно, но когда я вспоминал, как мои родители жили во время блокады, все эти сложности уходили в сторону.



Так, на рубль в день, я жил почти два года, и это время сейчас вспоминаю это как один из самых счастливых моментов в моей жизни. И все это происходило от этого опыта блокады.



В пять или в шесть лет я сильно заболел воспалением легких. Тогда мы очень бедно жили в коммунальной квартире. Над родительской кроватью висела литография отца Иоанна Кронштадтского.



Я очень любил это изображение, и когда во время болезни врачи не могли справиться с воспалением, то мама сняла со стены эту литографию и сказала — «Молись отцу Иоанну».



Я стал горячо молится, как мог, по-детски. И через день или два я почувствовал улучшение, а затем стал вставать с кровати. Так по молитвам святого праведного отца Иоанна Кронштадтского я был исцелен".




Пишет distant_outpost "Когда мне было 7 лет, я жил на территории русской военной части, расположенной в маленьком польском городке Легница.



Из окна нашей комнаты была видна дорога, уходящая вдаль, в сторону КПП, до которого было около 300 метров. Однажды я приболел, и не пошел в школу, но проснулся вместе с родителями и пил чай, пока они собирались на работу.



Так вот - когда я увидел их фигуры, уходящие вдаль, я почему-то почувствовал такую щемящую тоску, что не выдержал, кое-как влез в штаны, и на ходу одевая майку, бросился за отцом.



С тех пор у меня появилась стойкая психологическая реакция на уходящих вдаль родных - я не мог остаться дома, когда видел их удаляющиеся спины. Естественно, что я не мог каждый раз идти вместе с ними на работу, и поэтому всегда в таких случаях зашторивал окно.



Но часто соблазн выглянуть из-за занавесок был столь велик, что я не выдерживал, и через несколько минут снова бежал по дороге. В конце концов родители стали добираться до КПП окольными путями, минуя злосчастную дорогу стороной.



Через какое-то время я научился справляться со своей причудой, но до сих пор всегда очень плохо переношу расставания. Как будто чья-то спина становится все меньше и меньше, и так же, как в детстве, мне хочется догнать ее и больше не отпускать".
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments